Покер как вдохновение для картин Бентона, Караваджо, де Латура и Сезанна

Поделиться:
27 Ноябрь 2014, Написал:
Размещено в: Покерная матрица
Покер как вдохновение для картин Бентона, Караваджо, де Латура и Сезанна
Покер — гораздо больше, чем азартная игра и сиюминутное развлечение, что с успехом доказали лучшие живописцы, скульпторы и ученые планеты. Элементы игры отражены во многих произведениях искусства.

Всем известен фильм, а кому-то спектакль, но мало кто знает, на обложке одного из изданий книги «Трамвай Желание» Теннеси Уильямса находится картина «Вечерок за покером» Томаса Гарта Бентона, написанная в 1948 году.

Пьеса была поставлена в первый раз на Бродвее в 1947 году. Вскоре после этого продюсер Дэвид Селзник заказал Бентону картину в качестве подарка для своей жены Ирен, продюсера этого шоу. Как и все картины Бентона, «Вечерок за покером» выделяется своими волнистыми ритмами. Экранизация «Трамвай Желание» впервые появилась в кинотеатрах в 1951 году, картину снял режиссер Элиа Казан. Автору Теннесси Уильямсу история принесла награду — одну из двух полученным их за всю жизнь Пулитцеровских премий за драму.

Картина

Картина Томаса Гарта Бентона изображает сцену, где Бланш держит зеркало, а пьяный Стэнли издевается над ней, раздражаясь высокомерностью дворянки. Почти все актеры, в том числе Марлон Брандо в роли Стэнли, были выбраны Элиа Казаном для съемок в киноверсии, за исключением Джессика Тэнди (Бланш Дюбуа), которая была заменена в фильме на Вивьен Ли.

Портрет слишком сексуален

В картине, выставленной в Музее Американского искусства Уитни в Нью-Йорке, легко узнать актеров, в том числе Брандо и Тэнди. Единственное, что отличает ее от спектакля — это тонкий халатик, который подчеркивает все формы Бланш, открывая их взорам. Так Бентон проявил свое личное отношение к ситуации.

Всего одна деталь, которая, выходит из либеральной интерпретации художника Миссури: во время спектакля актриса появляется с более целомудренной платье с оборками и бахромой, носит типичные для Южных Штатов женские головные уборы.

Никаких женщин, когда играют в покер

Но вернемся к картине и фильму. Стэнли играет в покер дома в компании трех друзей. Его жена и ее сестра вернулись раньше, чем ожидалось. Он, к тому времени уже пьяный, становится еще более нервным и начинает проигрывать.

Рядом, за занавеской в спальне, по радио играет вальс. Стэнли раздражен, он уже собирается его выключить. Обернувшись, он видит Бланш танцующей и наслаждающейся звуками музыки. Томас Бентон изобразил мужа Стеллы уже встающим.

В фильме вскоре после этого Стэнли (Марлон Брандо) выбросит раздражающее его радио в окно, вместо того чтобы выключить прибор, а затем жена накричит на него. Другие игроки попытаются успокоить друга, поставив его под холодный душ. «Покер не должен играться в доме в присутствии женщин», — скажет Митч, жених Бланш.

Источник вдохновения

Драматург Уильямс был в тяжелых отношения с отцом, страстным игроком в покер, а также любителем часто прикладывался к бутылке. Из-за этого американский писатель работал в течение трех лет в Международной обувной компании: там он встретил своего коллегу Стэнли Ковальски, который вдохновил его на создание одноименного характера в драме «Трамвай Желание».

Покер и пистолеты

CroppedImage320180 2 Benton Arts of the West2

Другая картина, на которой Бентон изображает игроков в покер, называется «Искусство Запада»: работа является частью серии больших фресок, изначально предназначенных для музея Уитни. Как обычно, на полотне Бентон запечатлел сразу несколько сцен из жизни, что легко увидеть на картине. В данном случае общим знаменателем является Запад: в дополнении к игрокам в карты на переднем плане можно заметить человека, который молится, людей, танцующих под музыку, перестрелку и родео.

Местные традиции: риджионализм

Работы Томаса Гарта Бентона (1889-1975) чаще всего относят к группе местных американских художников, создавших свой собственный стиль в 30-х годах ХХ века — риджионализм, заметно отличающийся от европейского авангарда. На художественных трудах Бентона очень сказалась встреча с мексиканским художником Диего Риверой, известного своими фресками. Они вдохновили Бентона, а его работы вдохновят вас, когда приходит понимание, что его картины рассказывают об американской жизни.

Одним из учеников Бентона был Джексон Поллок, известный представитель абстрактного экспрессионизма.

Собаки, играющие в покер

 

Игра в покер — прерогатива не только человеческого вида, о чем свидетельствует серия картин Кассия Марселлуса Кулиджа. Собаки играют в покер: девять картин, упоминаемых в многочисленных телевизионных шоу, мультфильмах и даже песнях, были написаны американским художником по заказу рекламной компании Brown & Bigelow.

«Шулеры» Караваджо

Со времен Караваджо и до наших дней художники разных возрастов были загипнотизированы игрой в карты. Оглядываясь на четыре столетия назад, мы видим знаменитую картину «Шулеры» Микеланджело Меризи, более известного как Караваджо (1571-1610). Он изобразил двух молодых людей, играющих в Писарро, игру в карты, очень популярную в Италии эпохи Возрождения.

Картина, созданная в 1594 году, и в настоящее время экспонируется в Художественном музее Кимбелла в Форт-Уэрте (Техас). Караваджо написал полотно по заказу кардинала Франческо Мария Дель Монте. Это было вовремя их совместного пребывания в Дель Монте. «Шулеры» увеличили популярность и авторитет художника среди римской знати.

Картина о Писарро

 

Писарро, по мнению многих, является предком покера: в этой игре уже существовали такие комбинации, как пара, трипс и флеш. В колоде было 20 карт, 5 из которых были доступны для каждого игрока. Как «социально опасная» игра Писарро была официально запрещена в Милане указом Франческо Сфорца в 1531 году. Но даже он был не в состоянии предотвратить ее распространение.

Картина

Картина «Шулеры» получила свое название благодаря изображенному на ней в пол-оборота портрету молодого парня и его старшего сообщника: он подглядывает в карты ничего не подозревающего игрока, показывая условные знаки, говорящие о том, что у последнего на руках.

Игроки используют французскую колоду карт из Лигурии. На столе лежит бубновая четверка, которую походили мошенники. Молодой шулер прячет за спиной 7 червей и 6 треф: благодаря подсказкам он понимает, что стоит заменить 6 бубен одной из припрятанных карт. Так как оппонент держит трипс, его можно будет обыграть с флешем на руках (трефы).

Театр на холсте

Опять же, Караваджо удалось на холсте поставить театрализованное представление, как на сцене. Специфическая тема, соответствующие предметы позволяют прекрасно понять суть происходящего тому, кто наблюдает за игрой. Все это напоминает сцены из комедии дель арте (комедии масок), получившей распространение в XVI-XVII веках. В таких пьесах полагались больше на импровизацию. Комический элемент представлен перчаткам с прорезями у старшего шулера: хорошо понятно, что именно обозначают его жесты.

Картина в 3D

Кинжал на поясе молодого мошенника, а также доска с нардами слева придают полотну трехмерный эффект. Одежда, в которую одеты шулеры, выполнена в ярких цветах, в то время как молодой игрок слева в темном одеянии с черными украшениями. В различиях нарядов подается разница в благосостоянии персонажей.

Точно так же мошенники отличаются от честного парня движениями: они выражают столько напряженности и динамичности глазами, в то время как «жертва» спокойна и расслаблена, просто сидит и смотрит на карты. Возможно, его черед ходить, так как он заметно сосредоточен.

Стиль Караваджо оказал влияние на многих молодых европейских художников, таких как француз Валантен де Булонь. Этот автор неоднократно показывал в своих работах, как люди играли в карты и кости. Например, широкую популярность получило полотно «Солдаты, играющие в карты» (на рисунке выше).

 

Заслуженный ученый со страстью к искусству

Тема карточной игры в произведениях искусства изучалась даже учеными. Так, Джозеф Леонард Голдштейн, биохимик и генетик, а также лауреат Нобелевской премии по медицине, в статье, опубликованной около трех лет назад в журнале Nature, раскрыл данный вопрос. Она называлась: «Игроки в карты Караваджо, Сезанна и Марка Твена: советы на удачу, когда ставки высоки».

Карты, картины и трубки

Помимо изучения сходства между покером и научными исследованиями, Голдштейн рассматривает ряд работ, включая только «Шулеров» Караваджо, «Шулера с бубновым тузом» Жоржа де Латура и «Игроков в карты» Сезанна. В своей статье Голдштейн сообщает, что в конце 1300-х годов, когда игра карты стала популярной формой развлечений в Италии и Франции, трюки и мошенничество приняли такой оборот, как это видно на картинах Караваджо. Это не может не беспокоить.

Модель на протяжении веков

Многие известные художники, как объясняет американский лауреат Нобелевской премии, были вдохновлены «Шулерами» Караваджо в последующие триста лет. В 2006 году коллекционер 96enne сэр Денис Маон купил за 50 тысяч фунтов за копию «Шулеров» на аукционе в Sotheby в Лондоне. Через год, однако, в Американском музее выяснилось, что подпись Караваджо на холсте сделана кем-то другим. Авторство, а также дата создания копии до сих пор остаются неопределенными.

Картина, которая все равно имеет ценность с несколько иной точки зрения, теперь находится на постоянном хранении в Музее Амшола в Оксфорде.

 

Три порока семнадцатого века

Та же тема, что и на картине Караваджо, берется за основу в «Шулере с бубновым тузом» Жоржа де Латура (1593-1652). Она создана в 1635 году, прекрасно передает все соблазны: продажных женщин, вино и азартные игры.

Кроме того, на этом полотне направление взглядов имеет большое значение. Косой взгляд куртизанки направлен на служанку, собирающуюся подлить вина; мошенник с картами за спиной смотрит в сторону, выражая свою непричастность; а взгляд молодого человека справа, вероятно, означает что он растерян и не понимает, что происходит.

Не исключено, между прочим, что настороженный взгляд куртизанки говорит о том, что она тоже обманывает. По другой версии, Латур нарисовал у мошенника за спиной туз треф вместо бубен.

«Игроки» за миллионы

В 2012 году журнал Vanity Fair рассказал, что знаменитые «Игроки в карты» Поля Сезанна были куплены некоторое время назад королевской семьей Катара за $ 250 млн. Сделкой занимались арт-дилеры Ларри Гагосян и Уильям Аквавелья. Благодаря им заказчики смогли получить работу, которая благодаря этой сделке стала самой дорогой картиной в истории искусства.

 

 

Картина художника-импрессиониста таким образом превзошла рекорд работы «Номер 5» Джексона Поллока, проданной в 2006 году за $ 140 млн. Картина Сезанна является частью цикла работ, сделанных между 1890 и 1895 годами. На них изображены крестьяне Прованса, пристрастившихся к карточным играм. Возможно, это рабочие, которые служили в имении семьи Сезанна, в Экс-ан-Прованс. Человек, привлекающий внимание своей трубкой, является прототипом сельскохозяйственного рабочего Пере Александра, в то время как другой — садовник Паулин Пуле.

Не трюки, просто умение

Как заметил Голдштейн, игроки так поглощены игрой, что предпочитают смотреть в карты, а не смотреть друг на друга. Эта работа была описана искусствоведом Мейером Шапиро. «Контраст между «Игроками в карты» (Одинокий коллектив) Сезанна и «Шулерами» Караваджо впечатляет», — писал он.

У Сезанна, в отличие от Караваджо, нет хитрости и обмана, денег на столе, мелодрамы и экстравагантных одежд. Сезанн говорит нам, что играть в карты — не до смеха. Ключом к победе в игре является концентрация. Удача не нужна, когда есть источники отвлечения и уловки, которые присутствуют в Караваджо. Между удачей и мастерством: удача написана Караваджо, а у Сезанна — мастерство. Эта картина выставлена в Barnes Foundation в Мерион (Пенсильвания). На полотне пять человек, в том числе ребенок, кажется, Леонтина, Дочь Пуле.

Картины продаются на смертном одре

Хотя одна картина серии перешла в руки королевской семьи Катара, остальные работы находятся, соответственно, в Лондоне (Институт искусства Курто), в Нью-Йорке (Музей Метрополитен) и в Париже (Музей Орсе). Перед заявлением о продаже «Игроки в карты» принадлежали греку Георгиосу Эмбирикосу, который всегда отказывался расстаться с полотном. Он передумал лишь незадолго до своей смерти.

 

Кубизм и карты

CroppedImage180320 picassogiocatoredicarte2

Картина Поля Сезанна (1839-1906) предполагает в некотором роде кубизм в представлении реальности и упрощении форм. Однако кубизм был одним из любимых направлений деятельности Пабло Пикассо.

Работа испанского художника «Игрок в карты» (1913), в частности, из-за синтетического кубизма предлагает особое представление реальности: характерными признаками полотна являются игральные карты, абстрактные мотивы, которые, скорее всего, гипотетически воспроизводят местные деревянные украшения, карнизы и лепнину.

Синтетический кубизм узнаваем по страсти к кубическим буквам и цифрам, и их прекрасно можно рассмотреть в картине «Натюрморт с игральными картами» (1913) Жоржа Брака, друга и коллеги Пикассо.

Картину «Игроки в карты» Джино Северини (1924) можно объяснить так называемым направлением «возвращение к порядку», характерным для более традиционной фигуративной живописи. В этом контексте мы находим изображение среди игроков двух персонажей комедии масок, которые являются повторяющимся мотивом в творчестве «возвращения к порядку».

 

Казорати и Ботеро

Отголоски живописи Пикассо можно найти в полотне «Женщины, склонившиеся над игральными картами», написанной в 1954 году Феличе Казорати.

 

Есть много других известных художников, которые отдали дань зеленым столам и картам в живописи. Мы закрываем это исследование работой скульптора и художника с уникальным стилем. Колумбиец Фернандо Ботеро Ангуло изображает в своей картине «Игроки в карты» даже обнаженную женщину.

 

 

Поделиться:

Пожалуйста, заполните правильно все поля!

Ошибка при сохранении комментария!

Должно пройти не менее 3 минут для публикации следующего комментария.

Нет комментариев

Блоггеры

Следите за нами

Тэги блогов